Семья

Жены бывают разными

Да,  жены бывают разные. Вот как описывает Зинаида Шаховская жену нобелевского лауреата Ивана Бунина:
«Народу у Буниных бывало много… Вера Николаевна хлопотала… Иван Алексеевич, устав, удалялся в спальню, но гости не уходили. Вера Николаевна вытаскивала очередной подписной лист на помощь кому-нибудь, на издание книги, на продолжение учения, а то и просто на оплату кому-то квартиры. Явное неблагополучие было во всей этой кутерьме, и денежное положение всегда катастрофично, но ни личные, ни денежные трудности не могли погасить сияние доброго лица Веры Николаевны. Забота об Иване Алексеевиче, забота о Зурове (приемном сыне), забота попутная о десятках других лиц была ее уделом, и сознание своей необходимости удваивало ее силы.

Как звали эту искусительницу? В Библии нет ее имени. Подробно говорится лишь о ее муже: «Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла» (Иов 1:1). Было у него семь сыновей и три дочери. Было большое имение. И была жена. О взаимоотношениях в семье ничего не сказано. Легко ходить в маске, пока все благополучно. Проявляет себя человек в трудную минуту.

В жизни Иова эта минута настала, когда Господь позволил сатане испытать Иова, чтобы доказать его верность и непорочность. И сатана проявил свое коварство в полной мере: за один день праведник потерял все свое имущество, детей и здоровье. Ох, как тяжко было Иову! Он ведь не знал, что сдает сложнейший жизненный экзамен. Вся Вселенная следила за ним. От его реакции, его поведения зависел результат спора. Кто же окажется прав: Бог или сатана? Как необходимо было ему в этот момент ласковое, ободряющее слово, как нужен нежный любящий взгляд… Ну, хотя бы просто человеческое сочувствие…

«Похули Бога и умри» (Иов 2:9), – это все, что могла посоветовать «подруга дней (его) суровых». Так враг всякой правды и добра порой старается использовать самых близких нам людей, чтобы отдалить нас от Бога и поколебать нашу веру… Но Иов был непоколебим.

 Да,  жены бывают разные. Вот как описывает Зинаида Шаховская жену нобелевского лауреата Ивана Бунина:
«Народу у Буниных бывало много… Вера Николаевна хлопотала… Иван Алексеевич, устав, удалялся в спальню, но гости не уходили. Вера Николаевна вытаскивала очередной подписной лист на помощь кому-нибудь, на издание книги, на продолжение учения, а то и просто на оплату кому-то квартиры. Явное неблагополучие было во всей этой кутерьме, и денежное положение всегда катастрофично, но ни личные, ни денежные трудности не могли погасить сияние доброго лица Веры Николаевны. Забота об Иване Алексеевиче, забота о Зурове (приемном сыне), забота попутная о десятках других лиц была ее уделом, и сознание своей необходимости удваивало ее силы. Как часто встречается несправедливое отношение к самому близкому и достойному любви человеку! Ивана Алексеевича и Зурова раздражала забота жены и матери. Трудно сказать, отчего это было. Как-то раз случилось, что я не выдержала очередного резкого выпада И. А. и, встав, сказала: «Не могу я слушать, как вы говорите с Верой Николаевной! Я уведу ее с собою выпить кофе». Мы ушли, сели в кафе на площади Пасси. Там, с обычной своей улыбкой на бледном лице, Вера Николаевна сказала: «Вы совсем напрасно, Зиночка, за меня обижаетесь. Ведь я сильная, куда сильнее Яна. Вот он, бедный, всего боится: бедности… и болезни боится, и смерти, а я ничего не боюсь». И правда, в слабости своей Вера Николаевна обладала духовной силой, помогавшей ей даже и не замечать того, что замечали другие. Вообще, удивительная была она женщина — и, если вдуматься, то она была права. Иван Алексеевич был человеком слабым, а она — очень сильным, несмотря на то, что казалась бесцветной и затушеванной. «Напрасно, Зиночка, вы за меня волнуетесь».
Вера Николаевна была права. В неверном опасном мире единым якорем спасения для Бунина, по сути, была верная душа его жены… Была ли Вера Николаевна умна? Право, я об этом не задумывалась. Она была все же необычайным человеком, и замечалась в ней не так житейская мудрость, как мудрость сердца, а главное — почти нечеловеческое терпение. Любила она пошутить и часто улыбалась. Мы были в Северной Африке в год смерти Бунина и не присутствовали на его похоронах. Когда мы вернулись, Вера Николаевна очень просто и безо всякой жалости к себе рассказала нам о его последних минутах – умер он на ее руках.
3 апреля 1961 г., узнав о кончине Веры Николаевны, я пришла на первую панихиду. На этой панихиде царила не скорбь, а какое-то особое, светлое чувство, как будто мы провожали очень хорошего человека, который, наконец, возвращался к себе домой».

Подготовила Е. Томенко
На фото: И. А. и В. Н. Бунины

You Might Also Like